Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru

Искусство атаки - Белов (Селидор) Александр Константинович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Вместо предисловия

Искусство атаки - ra.jpg

У каждого, выбирающего стезю боевого искусства, неизбежно столкновение с дилеммой: красивоили реально? К сожалению, в жизни понятия «эффект» и «эффективность» мало соединимы. Вполне естественно, чему отдает предпочтение легковесная увлеченность и что оставляет для себя зрелый выбор. Представляя европейскую традицию боевого искусства, я никогда не переставал восхищаться изысканностью и коммерческой зрелостью ее восточного собрата. Да, Восток — это миф, ирреальность. Он эстетизирует все, даже самые незначительные, неприметные проявления бытия. Он всегда будет тяготеть к иллюзии, ставя человека на грань предела его жизненных возможностей. Вспомните хотя бы йогу. И рукопашный бой здесь — воплощенная иллюзия. Поединки сродни цирковому представлению, полному трюкачества, внешней напыщенности и едва допустимой достоверности, конечно, это привлекательно. Особенно для тех, кто не видит разницы между реальностью и ее идеализированным киноотпечатком. Нельзя сказать, что увлечение иллюзией абсолютно безобидно, ведь она разрушает способность соизмерять жизненные реалии. А это, увы, иногда чревато тяжелым отрезвлением. Не случайно сам Восток разделяет понятия «драка» и «боевое искусство». Впрочем, мы абсолютно различны. И наш разговор о драке, о драке, как об искусстве поведения, искусстве управления ситуацией, искусстве регуляции взаимоотношенй силовым способом, искусстве жизнеспособности, наконец, просто о боевом искусстве. Да, драка, в моем представлении, есть способ завоевать свое место в этом мире. А потому речь идет не только о кулачном умении, но и о состоянии вашей натуры, когда барометр души показывает на бурю, а сознание ищет причастия победой над тем, кто загораживает ваш горизонт.

Драка. Неужели это только стихийная сумасбродность и разнузданная непотребщина самопроявления? Нет, конечно же, нет. Славяно-горицкая борьба утверждает, что драка есть холодный расчет, уникальная точность действия и широчайший спектр рефлексов готовности: от парадокса до бытовой типичности мордобойного скандала. Мы провозглашаем своей религией рационализм, а идолом делаем результат. Мы приносим ему в жертву любую условность: спортивный зал, удобную одежду и обувь, специальную физическую подготовку. Мы остаемся наедине с реальностью, остаемся такие, как есть, и побеждаем. Я не помню случая, чтобы зрелый мастер славяно-горицкой борьбы проиграл хотя бы раз. Итак, русская профессиональная драка — славяно-горицкая борьба. Книга вторая: Искусство атаки.

Глава I. Племя меча

Уличная драка, как правило, подчинена одной из двух целей: избить или подавить, унизить, показать превосходство и иерархическое главенство. В первом случае бой не является душевным порывом. К нему готовятся. Во втором случае драка есть способ самоутверждения, способ поддержать существование иллюзией своего всеподавляющего физического «Я». Чем грубее оно здесь выглядит, тем убедительнее достоинство. Я бы назвал это физической моралью. Ее влияние охватывает, конечно, не только мордобой, но и другие «самцовые» проявления, вроде неуемной похотливости, вызванной половыми способностями, демонстрацией возможностей в пьянстве и т.п. Как в первом, так и во втором случае противник действует исключительно агрессивно, ибо и там, и тут только агрессия есть способ достижения поставленной цели. Защищая свою жизнь и достоинство, вы можете обороняться. Безусловно. Однако ваша защитная реакция в этом случае вовлекает вас в положение второго номера, зажатого сконцентрированной стойкой, попыткой отбиться и одновременно осознать ситуацию. Оборона всегда заставляет принимать навязываемые вам правила игры. А уж, если вы не успели оценить число нападающих, их внешние данные и рассредоточенность, то здесь оборона может вообще обернуться для вас плачевно, не забывайте, что они специально готовились к нападению, тогда как вы могли вообще не быть готовы к отражению. Реакция, на которую рассчитывает противник, выражается для него степенью ваших оборонительных возможностей. Не более. И уж, конечно, в нашем более примитивном втором случае обороняющаяся жертва только подчеркивает значимость действий нападающего.

Однако существует и другая защитная реакция — атака. Я предпочитаю атаковать первым даже тогда, когда очевиден для своего противника. Что нужно для атаки? Всего только —предусмотреть ответные действия. Безусловно, это не всегда просто. Но давайте разберемся, что может сделать противник.

* Входить в клинч, пробивая вашу атаку рукой; ногой.

* Динамично уклониться от удара.

* Прыгнуть атакующему под ноги.

* Перебить удар блоками.

* Перебить удар атакующего динамичным сбиванием.

* Перехватить удар силовым захватом.

* Пассивно уклоняться, стихийно прикрывая голову, корпус, живот и т.п.

* Убежать.

И все. Не так уж и много, особенно, если учесть, что у вас прекрасная реакция, а действия противника вами стандартизированы. А, кроме того, атаковать можно по-разному и уже совершенно необязательно это делать примитивно. Например, я строю модули атаки, в которых изначально заложена возможность перебить или уклониться от встречного удара в голову, грудь, живот, от удара ногой и т.п. (см. рис. 1). Кроме того, вполне очевидно, как будет встречать вашу атаку айкидока или, к примеру, мастер греко-римской борьбы. Смею утверждать, что непроникающим ударом ногой в грудь, то есть горизонты возможностей обороняющейся стороны подчинены базовому, техническому стереотипу. Что, естественно, упрощает вашу задачу. Нельзя, конечно, недооценивать противоборствующую систему. Особенно тогда, когда она живет за счет нападающих, как это делает айкидо. И все-таки не будем забывать, что все эти системы типичны и в этом их слабость. Все многообразие их бросковых комбинаций, вся их бросковая стабильность зависит от условий, в которые поставлен соперник. Чем это условие ближе к заданной программе, в которой сформулирована система, тем успешнее ваши действия как адепта этой системы. Но представьте себе, что вдруг нарушается механизм действия или, хотя бы, согласованности элементов системы. Например, срывается захват. Или, точнее, противник в захват не встает. Что может сделать греко-римский борец, в пике направленной на него атаки, если у него нейтрализованы руки? Скажем, механическая травма сухожилий? А может быть перебита ключица? Что может сделать айкидока, если атакуют не его, а его реакцию на заранее спланированную атаку «в пустую»?

Штурмовое искусство, именуемое славяно-горицкой борьбой, не принуждает бойца самого решать на площадке проблему сопоставимости мастерства по типу «кто кого» за счет только личных данных. Например, по скорости рефлексов, способности предвидения реакции противника, запасу болевой прочности и т.п. Система выстраивает наиболее оптимальную модель боя как вообще, так и индивидуально для каждого. Поясню. Не секрет, что восточные единоборства часто устанавливают такие стандарты, которые значительно превосходят реальную целесообразность. Малоподвижные, перегруженные стойки, энергоемкие удары в высоких прыжках, неестественные для человеческой биомеханики передвижения и другое. Для того, чтобы побеждать таким способом нужно адаптироваться под условия данных программ боя. На это уходят годы. Но разве освоенная вами стилевая модель облегчила вам жизнь? Нет! Все равно быстро и маневренно передвигаться легче на свободных ногах с высоким центром тяжести, чем в низкой, широкой стойке со сдавленными ногами. Все равно удар развивается быстрее тогда, когда рука предварительно расслаблена, а не зажата концентрацией где-нибудь у бедра. Все равно результативно бьет не тот, кто бьет сильно, да и не тот, кто бьет по «точкам», а тот, кто неожиданно попадает. Механическое воздействие плюс стресс! Вот и получается, что хотя вы и мастер, но для того, чтобы побеждать по законам создавшей вас системы следует преодолевать объективные трудности, в которые вы сами себя поставили. Оттого славяно-горицкая борьба черпает свои двигательные стереотипы из природы человека (а не животных). Не просто человека, а человека, адаптированного к конкретным механическим нагрузкам. Развитого по степени этой адаптации. Оттого славяно-горицкая борьба использует в качестве реакции не осознанно сформулированные программы действия, а самую точную форму психического отражения — рефлексы. Боец изначально должен быть поставлен в такие условия, в которых ему удобно, легко и естественно драться. Удобно благодаря расчету на антропометрию, на типичность движения. И, конечно, удобно потому, что условия позволяют. Вот с этого мы и начнем. Условия. Как часто возможность вести результативный бой определяется условиями, в которые поставлен боец! Заставьте тхеквондиста продемонстрировать хотя бы половину своих возможностей на льду или на укатанном снегу. Боеспособность его ног, составляющая техническую основу системы, падает настолько, что вообще утрачивается образ реального поединка. Семь месяцев в году природные условия Средней полосы серьезно ограничивают устойчивость бойца на грунте. И это нельзя не учитывать. Условности вечно сопутствуют боевому искусству. Наиболее независима от них только штурмовая русская драка — славяно-горицкая борьба. Итак, условия и условности.